Wednesday, April 29, 2015

“Гордость и предубеждение”- герои по составным


Элизабет и Джейн Беннет. Первая выносит свое суждение, вторая старается оправдать. Первая кажется умной, вторая наивной. На деле Элизабет безнадежно подвержена предубеждениям и упрямо гнет свою линию, без каких-либо попыток взглянуть на ситуацию под другим углом. А Джейн оказывается мудрой и рассматривает все варианты и возможности. Как ни странно, но именно к Элизабет я бы применила фразу Дарси “My good opinion once lost is lost forever”.*

Я могла бы согласиться с Элизабет в ее возмущении и отрицании поведения Дарси по отношению к ее сестре. Могла бы … если б не считала Бингли полным болваном, который не в состоянии определить, что ему в этой жизни нужно, и абсолютно по-детски подверженному влиянию друзей, родственников и всех проходящих мимо. И не нужно рассказывать, какой он скромный и неуверенный в себе. Если мужчине по-настоящему нужна женщина, вся его скромность и неуверенность разом куда-то пропадают.

Шарлотта Лукас определяет для себя цель в виде мистера Коллинза, человека глупого, помпезного, пресмыкающегося. Супруг, которого невозможно не стыдиться. Она выбрала для себя подобную перспективу в обмен на дом и собственное хозяйство. Другого шанса могло и не быть, да вероятно и не было бы. Ее можно понять. В то время женщины крепко зависели от мужчин. А в особенности женщины-бесприданницы. Никто особо не стремился связать себя с особой бедной, тем более, если она не отличалась выдающейся внешностью. Так что можем считать, что Шарлотте повезло. 
Как ни странно, но в наши дни таких Шарлотт не уменьшилось. Несмотря на то, что общество сделало женщин равными мужчинам, и предоставило им неограниченное право свободы (в рамках уголовного кодекса, конечно), многие женщины продолжают быть Шарлоттами и выходить замуж за кого попало в обмен на все подряд. И частенько даже далеко не так удачно, как сама Шарлотта.

Дарси, конечно, сноб. Что ж, имеет право.
Соглашусь, он не прав, говоря вслух о девушке, которая не является глухой и может прекрасно расслышать следующее: "She is tolerable; but not handsome enough to tempt me; and I am in no humour at present to give consequence to young ladies who are slighted by other men."** Сегодня про Дарси сказали бы: “Хам-с!”

И, однако, увлекшись Элизабет, он переходит в наступление. Он не слушает друзей, тетю, бабушку с дедушкой. Он все обдумал и решил, что плевать на все, он готов терпеть общество ненормальной мамаши и глупых сестер своей избранницы, но он должен получить саму Элизабет во чтобы то ни стало. И даже позднее, услышав от Элизабет ее мнение о нем, и получив самый жестокий отказ, который только можно себе вообразить, он отбрасывает в сторону свою гордыню. И, в конечном итоге, достигает успеха. Он хотел ее получить, он ее получил.

В целом, Дарси не так плох, как кажется. Даже поначалу. Можно понять его пренебрежение к тому обществу, в которое он попал. Мы не видели его в другом, но сдается мне, что даже о самом великосветском обществе он будет самого низкого мнения. И вероятно, дело даже не в том, что он ставит себя выше других, а потому что знает – большинство присутствующих не отличаются особым интеллектом или душевными качествами.
Мы не знаем его до встречи с Элизабет, не знаем о его прошлой жизни. Ему 28, и можно смело предположить, что прошлая жизнь у него все-таки была. Что там в ней – тайна покрытая мраком.
Тем не менее, его оригинальное предложение руки и сердца с живописанием низкого происхождения своей избранницы и нелестными отзывами о ее семье, с которой ему выпало несчастье желать породниться, наводит на мысль, что раньше он предложение такого характера не делал и не совсем в курсе, что в таких случаях положено говорить, а о чем лучше умолчать.

Однако и реакция Элизабет, которая всегда так гордилась своим чувством юмора и умением относиться ко всему легко, удивляет. Книга гласит, что она испытывала к Дарси прямо болезненную неприязнь (пардон, я не сильно верю в то, что из болезненной неприязни может родиться большое и светлое чувство), однако ее реакция на его слова у нее какая-то двойственная. Окажись я в такой ситуации, наверняка б расхохоталась и ответила бы приблизительно следующее: “Дорогой Дарси, форма в которую вы облекаете свои мысли и предложения, увы, не способствует моему расположению к вам. Поверьте, бестактность, с которой вы выражаете свое отношение к своей избраннице и ваше подчеркнутое презрение к ее семье и происхождению способно вызвать восхищение только у полной дуры.  А поскольку я никогда не отличалась отсутствием мозгов, то принять ваше предложение, выраженное в подобной форме, не позволило бы мне элементарное уважение к себе. Знаете что, приходите ко мне с этим предложением через годик. За это время у вас будет возможность подучиться хорошим манерам и такту, и тогда мы сможем обсудить возможность нашего счастливого союза.”

А куда же подевалось хваленое чувство юмора Элизабет? Ей так захотелось его обидеть и унизить. Как дети, ей-богу! Один не умеет нормально общаться с людьми, вторая впечатлилась фразой ' tolerable, but not handsome enough'.
Мужчины, будьте осторожны в своих высказываниях, помните, что ‘женщин обижать не рекомендуется‘, вам же боком выйдет.
Мне было искренне его жаль. Не спорю, повел себя как дурак с этим предложением. Брякнул не то. Ну, волновался парень. С кем не бывает? Не обязательно реагировать с таким остервенением. Как у него еще смелости хватило сделать предложение повторно – ума не приложу. Уже одно это заслуживает уважения.

Уикхем – тот еще прохвост. Мужчина, начинающий с ходу жаловаться незнакомой женщине на какую-то несправедливость от другого мужчины, а впоследствии вообще вопящий об этом едва ли не на каждом перекрестке, заставляет насторожиться. Но только не Элизабет. Она так хотела выискать в Дарси побольше дефектов, что с радостью приняла участие в регулярном шушуканье с Уикхемом. Да-да, Элизабет оказалась противной сплетницей.

Эх, Дарси, нужно было брать в оборот старшую сестру, раз уж ты убрал с пути Бингли. Однако, сердцу не прикажешь.

Счастливый конец радует. Жаль, что только в книге. В жизни ни Дарси, ни Бингли не женились бы на сестрах Беннет. Статус не тот.
Реальность была суровее. Судьба самой Джейн Остин это подтверждает. Именно поэтому Джейн и писала романы, где все герои в конце были вознаграждены счастьем. Хотела хотя бы в своих книгах что-то изменить.
______________________________________________________________________________
*    "Если кто-нибудь  лишается моего уважения, то уже навсегда".
**  "Она  как  будто  мила.  И  все  же не настолько хороша,  чтобы нарушить  мой душевный  покой. А  у  меня сейчас нет охоты утешать молодых леди,  которыми пренебрегли другие кавалеры".

No comments:

Post a Comment

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...