Monday, April 11, 2016

Сказка. Глава 7


Из дневника ведьмы:

“У Роберта мозги вывернулись наизнанку после коронации. Заставляет меня еду его пробовать. Боится, что отравят. Я предлагала другую кандидатуру, но он сказал, что никому не верит. Я уже с этими перекусами два кило набрала. Если вес пойдет расти такими темпами, через месяц я уже не смогу оборачиваться вороном и шпионить. Где вы видели 100-килограммовую летающую ворону?
Куда-то подевался карлик. Мерзавец должен был вернуться еще два дня назад. Меня терзают нехорошие предчувствия. Знакомая Сосна передала через медведя, что видела карлика, скачущим в сторону побережья. Может, решил утопиться? Нашёл время!
Кроме того, по недосмотру бобра, охранявшего Ганимеда, тот умудрился обернуться белкой и затеряться среди сородичей. Роберту я ничего не говорила. Этот болван может приказать истребить всех белок в королевстве. А я с прошлого года председатель местного клуба защитников грызунов”.

Путешествие карлика было долгим и трудным. Поначалу он взбирался вверх по холму. Но холм словно рос на глазах: чем выше поднимался карлик, тем больше становился сам холм, и в итоге, то, что карлик принял за холм, на самом деле оказалось высоченной горой. Карлик ехал целый день, с трудом взбираясь на крутые утесы и пробираясь через поросшие вереском ущелья, и достиг вершины лишь когда солнце уже садилось в море. Стоя на вершине, он смотрел, как далеко внизу из воды поднимается Остров Таинственного Озера.
Тогда он стал спускаться к берегу. Но еще задолго до того, как он достиг его, солнце зашло, и на море опустилась непроницаемая, беззвездная тьма. Старая лошадь, измученная дорогой, рухнула под карликом. А карлик был таким уставшим, что просто скатился со спины лошади и заснул рядом с ней.

Из дневника карлика:

“Ну, я и вляпался! Вырванные годы! Сижу теперь, как дурак, без глаза. В голове, словно молотки стучат, давление, видать. Еще бы, после всего пережитого!
Добрались мы с лошадью до побережья. На землю попадали да уснули. Утром на рассвете я проснулся и давай вглядываться в море, водяных рысаков высматривать. Никого. Я расстроился было, решил, что ночью заплутала моя лошадь и не тот это остров. Уж лучше б она и вправду заплутала!
Едва я в воду ногу сунул, как невдалеке раздалось дикое свирепое фырканье. И в мою сторону прямо по воде погарцевали эти самые рысаки. Из ноздрей пар валит. Ох, и жуткие твари, должен сказать. Копытами по воде лупят, что ненормальные, вода вся в пену превращается. Брызги до неба взлетают. Я как вблизи их увидал, так чуть с перепугу богу душу не отдал. Лошадь моя удобрений нанесла на полгода вперед. Я бы и сам нанёс, да со вчерашнего утра, по счастью, ничего не ел.
Только я хотел ноги сделать, как прямо нос к носу столкнулся с гномом из моего сна. Стоит себе, как ни в чем не бывало, на арфе бренчит. Музыкант чертов! И весело так спрашивает меня, мол, готов ли я заплатить. А я в тот момент мать родную готов был продать, только чтоб эти твари исчезли! Ну, и согласился. А тот возьми и вырви у меня глаз левый. Хоть бы предупредил, гад! Я чуть сознание не потерял. А он мой глаз себе в карман сунул и на арфе колыбельную заиграл. Рысаки тут же в ступор впали и замерли.
Так мы с лошадью мимо оцепеневших чудовищ до острова и добрались. А как на берег выбрались, так потом еще весь день ехали. Теперь сидим вот на холме с видом на Таинственное озеро и жрём траву. Кроме травы тут все равно ничего нет. А если лошадь моя это ест, то и я могу. Признаюсь, гадость редкая, но насыщает неплохо”.

Ранним утром карлика разбудила песня жаворонка. Он вскочил на ноги и взглянул на озеро. Воды его были ясные и чистые. Ближе к полудню в небе показалась черная туча, плывущая с востока. По мере приближения туча разрасталась, и когда она, наконец, зависла над озером, оказалось, что это была гигантская птица. В когтях она держала огромное дерево с гроздями красных ягод на ветвях.
“А вот и кровожадный Баклан, – подумал карлик. – Интересно, где его приятели?”
Приземлившись на некотором отдалении от карлика и переведя дух, Баклан принялся поглощать ягоды, бросая косточки в воду. В том месте, где падала косточка, на воде появлялось яркое красное пятно. Присмотревшись к птице внимательнее, карлик отметил, что это была очень старая птица, почти древняя.
Позже в тот же день с востока прилетели еще два баклана, такие же огромные, как и первый, но помоложе. Они приземлились рядом и тоже стали есть ягоды и бросать косточки в озеро, которое вскоре стало красным, как вино.
Насытившись, молодые птицы принялись выдергивать поврежденные и некрасивые перья из старого баклана. А когда они закончили, старый баклан медленно поднялся над холмом, подлетел к середине озера и нырнул в него. Через секунду он появился на поверхности во всей красе обновленной молодости и взметнулся в небо, издав победный клич. И тогда все три птицы подались на запад.

Когда они были так далеко, что казались на небе маленькими точками, карлик забрался на лошадь и съехал к озеру.
Он был уже у края и в следующую секунду должен был погрузиться в воду, но неожиданно услышал свирепый клич в воздухе. Прежде чем он успел поднять голову вверх, все три птицы нависли над озером. Карлик в страхе отступил.
Он вспомнил, что волшебник говорил ему: если он попытается переправиться через озеро, не заплатив, то три кровожадных Баклана обглодают его плоть до костей. Это уж никак не входило в планы карлика, особенно после того, как он лишился одного глаза. Но он не знал, что делать, а бакланы становились всё агрессивнее, кричали всё яростнее и подлетали всё ближе. Еще немного и один из них проткнёт его своим огромным клювом. Карлик решил бежать – быстро и далеко. Но едва он принял такое решение, как вновь услышал звучание золотой арфы. Перед ним возник гном.
– Копье и щит уже совсем рядом, а принцесса Аэрин ждет не дождется своего героя! Ты готов заплатить? – произнес маленький арфист.
– Ой, да готов, – раздраженно ответил карлик. “И так уже нечего терять, кроме остатков мужества”, – решил он.
Тогда гном вырвал у карлика правый глаз и сунул его в другой карман.
Карлик от боли взвыл.
– Отлично, я теперь слеп, как крот, – возмутился он. – По правде, быть немым мне нравилось больше! И зачем тебе мои глаза? На затылок себе что ли прилепишь?
– Это твое последнее испытание, – сказал гном, не обращая внимание на слова карлика. – А теперь намотай гриву своей лошади на правую руку, и я отведу ее к воде. Плыви и ничего не бойся. Я возвращаю тебе твою речь навсегда. Когда ты достигнешь противоположного берега, память вернется к тебе, и ты вспомнишь, кто ты и откуда.
Гном подвел лошадь к краю воды.
– Теперь иди, и да пребудет с тобой удача, – сказал он напоследок.

Лошадь стала погружаться все глубже и глубже, пока ее копыта не коснулись дна, а затем начала подъем. Приближаясь к поверхности, карлику показалось, что ему видится тусклое свечение, и когда он вынырнул на поверхность, он действительно увидел яркое сияющее солнце и зеленые холмы перед собой. Невероятно, но он снова обрел зрение. Карлик радостно засмеялся.
Но было и еще кое-что. Вместо старой лошади, которая сопровождала карлика на всем пути, теперь он восседал верхом на породистой молодой лошадке с длинной шелковистой гривой. Кроме того, пока лошадь плыла к берегу, карлик чувствовал, что и в нем самом происходят какие-то перемены. Тело его налилось неведомой ему доселе силой.
Выбравшись на берег, лошадь устремилась вверх по склону. Именно там, на вершине холма покоился сияющий серебряный щит, а рядом стояло воткнутое в землю копье.
Карлик спрыгнул с коня и, подбежав к щиту, увидел в его отражении прекрасного рыцаря. В тот же миг к нему вернулась память. Он вспомнил, что зовут его Донал, и что он является рыцарем Ордена Справедливости из Радужного Королевства. Также он вспомнил, что чары немоты и уродства были наложены на него темноволосой ведьмой за то, что он отказался на ней жениться.
“Вот дура, – подумал рыцарь. – Я же ей ничего не обещал. Найду, постригу налысо”.

Повесив щит на левую руку, Донал выдернул копье из земли и запрыгнул на лошадь. На этот раз он переплывал озеро с легким сердцем. Выбравшись на твердую землю, рыцарь пустил коня галопом в сторону моря, пересек его и добрался до противоположного берега.
Там он подстегнул свою чудесную лошадь, и та помчалась быстрее ветра. Вскоре они уже скакали по зачарованной пустоши. Каждый раз, когда копыта лошади ударяли по земле, по обеим сторонам их пути появлялись трава и цветы, и вырастали огромные деревья, покрытые листвой.
Наконец, рыцарь добрался до хижины. У двери на пороге сидела принцесса Аэрин и слушала птиц. Она удивленно оглядывалась по сторонам. Все было зелено, солнечно и шумно от птичьего щебета.
– Я вернулся, – провозгласил Донал.
– Хотите сказать, что вы здесь уже бывали? – не поняла принцесса.
– Бывал, и обещал помочь тебе.
– Это очень кстати, но я что-то не припомню, – прищурилась Аэрин.
– Просто, когда ты меня видела, я был в образе карлика. На мне тоже было заклятье, но помогая тебе, я помог и себе.
С этими словами Донал три раза ударил по щиту клинком копья. С последним ударом хижина исчезла, и на ее месте возник чистый пруд, в котором плавали белые лебеди.
Принцесса засмеялась от восторга и захлопала в ладоши.
– Вот так чудеса! Не хуже нашего Ганимеда!
Вспомнив про Ганимеда, она тут же вспомнила и отца, и свое любимое королевство, которое захватил обманщик и преступник Роберт. Принцесса сразу стала серьезной. Донал понял настроение принцессы и сказал:
– Мы вернем твоего отца и королевство. Едем со мной. 
Он поднял ее и усадил на лошадь, затем вскочил в седло сам, и они вместе отправились в Радужное королевство к рыцарям Справедливого Ордена. 

4 comments:

  1. Прям от сердца отлегло: карлик жив-здоров и вполне упитан)))

    ReplyDelete
    Replies
    1. Ну нельзя же было карлика бросить на произвол судьбы. Ему и так с ведьмой не повезло ))

      Delete
  2. да ты садист))) два глаза)))
    прям Чаки и его невеста))))
    мне нра!

    ReplyDelete
    Replies
    1. Эта мысль взята из ирландской народной сказки )) У них в этих сказках, если почитать, столько жути встречается, что наши русские народные - это детский лепет на лужайке, сочиненный трехлетними детьми!

      Delete

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...