Monday, November 28, 2016

Letter №12












Моя дорогая Алиса,

Прошло еще одно воскресенье, а мистер Блейк продолжает вести себя так, словно он и не крестил меня в младенчестве (при мысли о том, что он видел меня голой, хочется выть!). 

Мальчишка, без конца собирающий пожертвования, продолжает подмигивать. Причем не только в церкви, но и на улице. Возможно, у него просто нервный тик? Последние дни я частенько натыкаюсь на него.
– Кто такой? – поправила я шляпку и ткнула в сторону мальчишки зонтиком.
– Заинтересовал? – усмехнулась Марго.
– Еще бы! Он плохо влияет на мою нервную систему, – нахмурилась я.
– С чего вдруг?
– Есть у меня на его счет нехорошие подозрения.
– Какого рода подозрения? – раздался голос д. Джорджа позади нас.
От неожиданности мы обе подпрыгнули на месте.
– К вашей рассаде они не имеют никакого отношения, – ответила я, потому что это единственное, что может волновать дядю Джорджа. Пусть по окрестностям деревни хоть черт лысый бродит, наводя ужас на жителей, дядя и бровью не поведет, главное, чтоб этот черт не был охотником до его, дядиных, огурцов и кабачков.
– На чем основывается твоя уверенность? – уточнил дядя.
– На жизненном опыте, – заявила я.
– Я бы твоему жизненному опыту не доверился, – заметил он.
– Дядя, а куда вы шли? – сменила я тему разговора.
– К соседу, этому старому зануде мистеру Терренсу.
– Зачем он вам понадобился? – поинтересовалась Марго.
– А, хочу предложить ему купить у меня десяток горшков для рассады.
– Я не знала, что он увлекается садоводством, – удивилась я.
– Да я не знаю, чем он увлекается. Просто мне эти горшки ни к чему, а выбросить жалко.
– Так, может, попробовать продать их миссис Лайонел? Она все время что-то сажает.
– Я слишком уважаю и ценю миссис Лайонел, чтобы предлагать ей прóклятые горшки.
– Прóклятые?
– Именно так! В них все гниет, что не посади. Нужно избавиться от них поскорее, пока они не заразили остальные горшки, – заговорщицки прошептал д. Джордж и двинулся в путь.
– Да он просто ненавидит мистера Терренса, – решила я.

Тут мы с Марго заметили, что мальчишка с пожертвованиями нагло уставился на нас. Тогда мы тоже стали на него смотреть. Я пробовала не моргать и старалась силой мысли распилить его пополам. К сожалению, мысль моя недостаточно сильна...
– Это мне напоминает игру “Кто кого пересмотрит”, – сказала Маргарет.
– А мне это напоминает игру “Поймать бы да уши надрать”, – ответила я.
– Нет такой игры.
– Жаль.
Минут пять мы смотрели друг на друга. Затем мальчишка усмехнулся и снова мне подмигнул. За кого он меня принимает?
– Нет, ну каков негодник! – возмутилась я.
– По-моему, ты ему нравишься, – улыбнулась Марго.
– Хм, мой поклонник собирает пожертвования в церкви и дергает глазом. Ниже пасть, кажется, уже некуда, – пробормотала я.

Несколько дней назад по почте я получила давно пропавшую многострадальную страницу из своего дневника и письмо следующего содержания. Привожу весь текст вместе с ошибками:

“Мисс Уилкинсон,
Палагаю это принадлижит вам. Ощущаю своим долгом вернуть вам это сочинение. Мистер Блейк с ним ознакомился, встал на путь исправления и больше  не станет вам надакучать своим черезмерным вниманием. Не стоит благадарности.
Искренне ваш, Робин Гуд.”

Алиса, я просто в восторге! Сам Робин Гуд пришел мне на помощь! Уж не знаю, за какие заслуги я удостоилась такой чести! Я-то, грешным делом, думала он помер давно! А он жив-живехонек, спаситель мой!
И да, совершенно верно, это сарказм!!! Какой-то безграмотный хулиган украл мой дневник, прочел его, выдрал страницу и показал ее пастору! А потом написал мне письмо “Не стоит благАдарности, Робин Гуд”! Просто верх наглости! Я возмущена до глубины души.

Страницу я сожгла. Поздновато, конечно. Единственное, что утешает – это ледяное презрение Блейка и его мысли о грехе, больше не относящиеся ко мне.
Как вычислить вора ума не приложу. Хочешь спросить, что я стану делать, если поймаю его? Натравлю на него уток тети Эммы! Уж они отомстят за мои бессонные ночи, как пить дать!

Сегодня папеньки дома нет, потому что днем ранее провидение унесло его в Лондон, внушив, что на этой неделе ему все-таки удастся взять кредит на реставрацию крыши в левом крыле дома. Все домочадцы очень на это надеются. Дядя Джордж предложил взять также кредит на покупку пони. Папа сказал, что лучше сам сделает из дяди Джорджа пони и продаст его на аукционе. Тогда и кредит на крышу брать не придется.

Приехал Чарльз и остановился у нас на несколько дней. Оказывается, я по нему соскучилась. Я уж и забыла, какой он веселый и милый. Мне кажется, он стал еще более милым и еще более галантным, чем в нашу последнюю встречу. В первый же вечер они с Марго развлекали нас игрой на фортепьяно в четыре руки и новыми песнями, которые Чарльз привез из своей поездки в Лондон.

Они с Маргарет много гуляют вдвоем и о чем-то подолгу беседуют. Я хотела присоединиться к ним, но меня не пустили мама с тетей Эммой.
– Сейчас твое присутствие вовсе необязательно, – заявила мама.
– Почему это? – не поняла я.
– Потому что молодым людям есть о чем поговорить, и ты можешь им помешать, – поддержала тетя Эмма.
– Такое единство для вас крайне редко, – ответила я. – Уж не думаете ли вы, что Чарльз собирается сделать Марго предложение?
– Мы не думаем, – сказала мама. – Мы на это очень рассчитываем!
Я взглянула на тетю Эмму, ожидая увидеть ее улыбку, но … даже намека! Она была серьезна, как никогда.

Вот так новости! Я, конечно, понимаю, что все, наверно, так и происходит. Люди встречаются, общаются, потом оказывается, что они нравятся друг другу. В общем, если все идет хорошо, они, в конце концов, женятся. А потом вся их жизнь меняется. И моя жизнь тоже! Что я буду делать, когда Марго выйдет замуж и уедет? Я знаю, это эгоистично с моей стороны. Я желаю ей большого, огромного, нет! – всеобъемлющего счастья. Правда-правда! Но я раньше никогда не была так близка к расставанию с ней. Я даже не знала, что я не захочу с ней расставаться. И я вовсе не думала, что такое может случиться.

Чарльз очень хороший, просто замечательный. Лучшего мужа Марго не найти. Но, Алиса, как же мне будет ее недоставать, до боли в сердце, до комка в горле, до спазма в желудке. Кроме того, ей придется оставить преподавание, и я больше не увижу ее в гимназии с ученицами. А ей так идут ученицы. Да и те просто в восторге от нее. Ходят за ней стайкой, радуются каждому ее слову. А Марго так вся светится от их обожания, как солнышко. Что она будет делать в замужестве? Салфетки вышивать да рисовый пудинг готовить?

Я понимаю, это ужасно с моей стороны, но в своих надеждах я могу признаться только тебе, потому что знаю, ты не осудишь меня: если бы Чарльз не сделал свое предложение, или если бы Маргарет сказала, что подумает, и думала бы долго-долго, или если бы они хотя бы отложили свадьбу на неопределенный срок… Не говори никому, мне стыдно, что я слишком плохо желаю счастья тому, кого очень сильно люблю.

Твоя Холли

6 comments:

  1. Replies
    1. И не говори! Сама от себя не ожидала )))

      Delete
  2. Да, хорошо получается! Спасибо! Получила столько удовольствия!

    ReplyDelete
  3. Но ведь можно преподавать, будучи замужем.
    Хотя я вот я бы тоже не хотела отпускать Марго.

    ReplyDelete

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...