Friday, November 25, 2016

Letter №9
















Моя дорогая Алиса,

Поначалу мы приобрели виолончель и только потом задались поиском преподавателя. Маргарет порекомендовала нам обратиться в ее гимназию.
 У нас работает мистер Престон,  сказала она. – Он очень хороший преподаватель и замечательный музыкант. Наши ученицы от него в восторге.
 А что он за человек? – сразу поинтересовалась маменька.
 Мне он кажется человеком скромным и приятным,  ответила Марго.  Я плохо его знаю. Нам не приходится много общаться в гимназии. Он довольно замкнут, и держится особняком. Но из отзывов о нем от нашей директрисы, учениц и некоторых семей, где он преподает музыку, я делаю вывод, что репутация мистера Престона безупречна. А посему я думаю, что он вполне подойдет Холли.
 Ну, что ж, я полагаю, нам необходимо будет с ним встретиться и переговорить,  заключил папá. – Если мистер Престон нам понравится, мы с радостью воспользуемся его услугами.

На следующий день я с папенькой и Маргарет отправилась в гимназию знакомиться с мистером Престоном. Мистер Престон оказался человеком уже немолодым, хотя выглядит хорошо. Маргарет сказала, что ему 36 лет. У него грустные глаза и очаровательная улыбка (это уже мое наблюдение).

 Чем могу быть полезен? – вежливо поинтересовался мистер Престон, когда мы всей толпой ввалились к нему в кабинет.
Покончив с формальностями, т.е. с самопрезентацией, восхищением его талантом и репутацией, о которой мы немало наслышаны (со слов Маргарет!), и общими сведениями о погоде на всю неделю, мы перешли к делу и выудили из чехла виолончель. Мистер Престон заинтересованно взглянул на всех нас, затем на виолончель и спросил:
 Я не совсем понял, вы хотели бы продать мне виолончель?
Мы удивленно переглянулись.
 Нет,  ответил папенька,  ну, что вы, мы сами ее только недавно приобрели! Мы ищем преподавателя музыки, который помог бы овладеть этим инструментом.
 А кто из вас будет учиться играть на этом инструменте?
 Моя дочь,  кивнул папá на меня.

Я приподнялась и сделала книксен. Слегка неудачный, потому как неправильно поставила ногу и завалилась на бок. Марго, к счастью, была рядом и подперла меня плечом. Просто вечный позор какой-то!
Мистер Престон окинул меня быстрым взглядом, и я на всякий случай дружелюбно улыбнулась.  

 Могу я взглянуть на инструмент? – спросил мистер Престон и папенька с радостью вручил его учителю. – Он будет тяжеловат для юной леди. Я полагаю, вы планируете занятия не в гимназии?
 Вы правы, инструмент слишком велик для того, чтоб моя дочь носила его с собой,  согласился папá. – Поэтому я хотел бы организовать занятия у нас дома, если вы не против.
 Ну, отчего же,  ответил мистер Престон. – Персональные занятия я чаще всего провожу на дому у своих учеников. Им так удобнее, а меня это совершенно не обременяет.
Папенька слегка наклонил голову, давая понять, что его этот ответ удовлетворяет.
 У вас красивый инструмент,  задумчиво произнес мистер Престон и погладил виолончель по “бедру”.

Алиса, ты будешь смеяться, но у меня от этого его движения вдруг загорелись щеки. Совершенно глупо! Я ведь никогда не краснею, если кто-то гладит крышку рояля! Я покосилась на Маргарет. Она глядела на мистера Престона и на губах ее играла загадочная улыбка. Ох уж эта Марго, никогда не знаешь, о чем она думает!  

– Из мастерской Глостера? – поинтересовался мистер Престон.
– Совершенно верно, – подтвердил папá. – Мне сказали, что у него лучшие инструменты.
– Вас не обманули, – улыбнулся мистер Престон. – Вы позволите?
И он взял в руки смычок.
– Конечно, – мы все закивали.

Мистер Престон поставил виолончель в правильную позицию, немного повозил смычком по струнам, подкрутил какие-то ключики и, наконец, взмахнув смычком, заиграл. Он играл что-то совершенно удивительное, а может и не удивительное, а просто удивительно играл, и поэтому что бы он ни играл, это звучало бы удивительно. Я сумбурно выражаю свои мысли. Но слушать его было такое удовольствие, что я до сих пор не могу забыть тех чувств, которые во мне вызвала его игра. Меня словно унесло в сказочную страну, где живут эльфы и трудятся гномы; где на закате под звон колокольчиков весело танцуют феи; где всегда лето и под ногами шелком стелется зеленая трава; где душа радуется каждому мгновенью; где, вскочив на качели, привязанные к старому дубу, я могу оторваться от земли и взлететь к самому небу, пробежать по облакам и прыгнуть с высоты в мягкий стог сена.

Ах, Алиса, игра мистера Престона потрясла меня до глубины души. Это было так проникновенно. Я смотрела на его вдохновенное лицо, и мне казалось, что в своих мыслях мистер Престон тоже где-то далеко-далеко, возможно в той же сказочной стране, что и я, так же прыгает с облака в стог сена.

Когда музыка закончилась, мы все сидели тихо, не шелохнувшись. Не знаю, сколько прошло времени, но я вдруг почувствовала, как Маргарет похлопала меня по руке. Я взглянула на нее, и, не поворачиваясь к папеньке, автоматически тоже похлопала его по руке. Папенька очнулся. И мы все уставились на мистера Престона. Тот улыбался и, казалось бы, чего-то ждал.
 Мистер Престон спрашивает,  подала голос Маргарет,  когда Холли хотела бы начать заниматься.
 Ох, простите,  ответил папенька неожиданно осипшим голосом. – Ваше исполнение, мистер Престон, просто великолепно. Я заслушался и даже забыл, где нахожусь.
 Благодарю вас,  скромно поблагодарил мистер Престон.
 Холли,  повернулся ко мне папенька,  когда бы ты хотела начать?
 Да хоть сейчас! – выпалила я. Мне почему-то показалось, что если я возьму смычок в руки, то сразу же заиграю как мистер Престон.
 Вы учились когда-нибудь музыке, мисс Уилкинсон? – обратился ко мне мистер Престон.
 Да, сэр, я училась музицировать на фортепьяно,  ответила я.
 И как ваши успехи?
Ох ты, Господи, и что ты на это скажешь?
 Я бы охарактеризовала их как скромные, но подающие надежды,  выкрутилась я. 

Не уверена, что мистер Престон оценил мой юмор. Смотрел он на меня слишком серьезно. Вероятно, оценивал, стоит ли со мной связываться. Я уж было испугалась, что он откажется учить меня.

 То есть, я так понимаю, на виолончели вы никогда не играли? – уточнил он.
Я покачала головой.
 А почему вы остановили свой выбор именно на этом инструменте? Не легче было бы продолжать совершенствоваться на фортепьяно?
Ой, не легче! – подумалось мне.
 Хочу попробовать себя в чем-то новом,  туманно прощебетала я и для пущей верности сделала неопределенный жест рукой.
Подозреваю, что мистер Престон принял меня за избалованную барышню, которая целыми днями только сидит и думает, как бы осложнить жизнь своим родственникам. Хотя, возможно, так оно и есть.
 Ну что ж, мистер Уилкинсон,  обратился мистер Престон к папеньке,  я был бы счастлив учить вашу дочь музыке.
 Когда вы сможете начать? – обрадовался папа.
 Как предложила сама мисс Уилкинсон, прямо сейчас, если, конечно, у вас нет каких-либо важных дел, требующих вашего присутствия.
 Это замечательно,  согласился папа. – Вы сможете сразу оценить, на что способна наша Холли, и отказаться в случае абсолютного несовпадения, на ваш взгляд, нашей девочки и этого грандиозного инструмента.
Похоже, сомневается во мне больше папенька, чем преподаватель музыки. Я нахмурилась. Мистер Престон, как настоящий джентльмен, пришел мне на помощь и ответил:
 Я полагаю, с моей помощью и энтузиазмом вашей дочери, мы сможем добиться этого самого совпадения.
Затем целый час мы мучили гаммы, учились слышать и настраивать инструмент, расшифровывали ноты, и под конец занятия я поняла, что еще нескоро я буду играть так, как мистер Престон, если вообще когда-нибудь буду.

********
Оказавшись дома, мы собрались на семейный совет и постановили, что мистер Престон нам подходит, да и мы ему, кажется, тоже. А раз так, то тетя Эмма зашуршала сплетнями.

 Престон, Эдвард Престон,  задумчиво промямлила она.  Хм, это имя мне знакомо.
– И чем же оно тебе знакомо? Что-нибудь скандальное? – заволновалась маменька.
– Это как на дело посмотреть, – усмехнулась т. Эмма.
– Я бы хотела посмотреть на дело с позиции приличий, – твердо ответила маменька.
– Здесь тебе нечего опасаться, – сказала т.Эмма. – Приличия уже несколько лет, как соблюдены.
– И что это означает? – вступила в разговор Маргарет.
У меня глаза округлились от любопытства. Даже Плюшка проснулся, потянулся и уставился на тетю.
– У мистера Престона был роман с одной молодой особой, – запела т. Эмма. – Он был очень серьезен в своих намерениях, даже хотел жениться на предмете своей страсти. Но…
– Что «но»? – хором спросили мы.
– Но барышня предпочла другого, а точнее отец барышни, – закончила свою мысль т. Эмма.
– Я что-то не поняла, – я покачала головой. – Что значит, отец барышни предпочел другого?
– Это значит, милая моя, – ответила Марго, – что бедный музыкант, незнатного происхождения, не устроил отца барышни в качестве ее супруга. А посему тот выбрал дочке партию покрупнее. Я правильно излагаю?
Тетя Эмма засмеялась:
– Совершенно справедливо.
– Но это же ужасно! – воскликнула я. – Как отец мог выбрать мужа для своей дочери? И как она на это согласилась? А любовь?
– Там где деньги и титул, любовь не столь важна, – произнесла маменька.
– Но мамá, вы, что же, вышли замуж за папеньку из-за денег и титула? – удивилась я.
– Холли, у твоего отца толком нет ни того, ни другого! А потому наш брак не может считаться образцово-показательным, – вздохнула маменька.
– Это как? – не поняла я.
– А так, что маменька твоя не променяет меня на мешок денег, – усмехнулся папенька и чмокнул маменьку в щеку.
Я снова вернулась к личности моего нового учителя:
– Так, а что же с мистером Престоном? У него, должно быть, было разбито сердце?
– Не то слово, – подтвердила т. Эмма. – Он пропал из Англии на пару лет, и никто ничего о нем не слышал. Затем снова появился в Лондоне. И в один из вечеров в опере встретил свою давнюю возлюбленную. Тут их роман закрутился с новой силой. О женитьбе нечего было и думать, леди уже была замужем. Поэтому они встречались тайком.
– Адюльтер, – констатировал дядя Джордж.
– А что же муж? – спросила Маргарет.
– Муж прознал про это, и увез жену из Лондона.
– А мистер Престон? – спросила я.
– Он ее нашел, предложил оставить мужа, и выйти замуж за него. Муж отказался отпускать жену. Тогда влюбленные сбежали, в надежде, что, опозорив мужа, они смогут получить желаемый развод. Но просчитались. Муж оказался человеком несгибаемым, и не только не дал развода, но и, применив свое влияние, лишил мистера Престона средств к существованию. Мистер Престон был изгнан из Национальной оперы, где он в то время был солистом, перед ним также закрылись двери всех знатных домов Лондона. Тогда влюбленные покинули страну, и уехали в Италию, где мистера Престона знали и ценили. Там он снова начал заниматься музыкой. Однако, с деньгами у них было туго, жили они очень скромно. Затем в Италию приехал муж барышни, и она вернулась с ним в Англию, оставив нашего музыканта одного.
– А откуда ты всю эту историю знаешь? – полюбопытствовал папенька.
– Да просто мистер Престон был влюблен в племянницу одной моей лондонской приятельницы, – ответила т. Эмма. – Эта история много толков наделала в свое время.
– А почему она вернулась с мужем в Англию? Почему не осталась с мистером Престоном? – спросила я.
– Потому что привыкла к комфортной жизни, – заключила Марго. – А мистер Престон не мог ей этого дать. Музыканты, знаешь ли, имеют не слишком высокие доходы.
– Это так печально! – расстроилась я. – Получается, любимая мистера Престона променяла его на мешок денег?

Все приумолкли, и тут вдруг маменька заявила:
– Мы не может принимать в своем доме этого господина! Это же скандал!
– Подумаешь роман с замужней дамой, – махнул рукой дядя Джордж. – То же мне скандальная история. У меня таких историй...
– Джордж, ты всегда был аморальным, – ответила мамá.
– Зато есть, что вспомнить на старости лет, – усмехнулся дядя.
– Дядя Джордж, у вас были романы с замужними дамами? – спросила я.
– Холли, – маменька не дала дяде и рта раскрыть, – это не твоего ума дело! Мистер Престон не переступит порог моего дома.
– Но пороги других домов он же переступает! – заканючила я. – Чем наш отличается?
– В нашем доме живут приличные люди! – сказала маменька.
– Но ведь дядя Джордж аморальный, а все-равно живет в этом доме, – возмутилась я несправедливостью отсева.
Дядя Джордж и папенька расхохотались, а маменька стала багрового цвета. 
– Дорогая тетя, – ласково проговорила Маргарет, – эта история уже быльем поросла.
– И помимо всего прочего, он известный музыкант, – поддержала тетя. – До всей этой истории Эдвард Престон считался гордостью музыкального мира. Помнится, я была на одном из концертов. Он играл соло на фортепьяно. Просто божественно. Так что, деточка, тебе повезло с преподавателем. Это гений.
Последние слова о музыканте были обращены ко мне призывом. Я им воспользовалась и заныла:
– Я хочу быть известным музыкантом. Я хочу, чтоб меня учил мистер Престон. А иначе я из этой виолончели сделаю чучело и поставлю его в огороде ворон отпугивать. Папааа!

Дорогая Алиса, ты знаешь, что в случае чего, я всегда зову на помощь папеньку. Маменька утверждает, что я могу из него веревки вить. Мы с папенькой не спорим, поскольку это правда.  

– Ладно, ладно, что было, то было! – ответил папенька. – Музыкант этот Престон блестящий. Репутация у него отличная. К тому же он преподает обеим дочерям лорда Перси, а уж что хорошо для его сиятельства, для нас тем более. Да и Холли учитель понравился.
– Ну, вот спор и разрешился, – встрял д. Джордж. – А теперь нужно это отпраздновать!

Маменька раздраженно заворчала что-то вроде “Давайте, превратите наше семейное гнездо в публичный дом, погрузите его в пучину греха и разврата”. Но ее никто уже не слушал, поэтому она разозлилась и ушла на кухню бить посуду. Дядя Джордж с папенькой отправились в сад охотиться на тетушкиных уток (так они сказали). Но на деле застряли возле старого дуба с вишневой наливкой и утренней газетой, громко обсуждая политику. Тетя Эмма пошла искать уток, чтоб спрятать их в своей комнате, пока “джентльмены не напились и не взялись за уток всерьез”. А мы с Марго нацепили шляпы и отправились на вечернюю прогулку.

Твоя Холли

P.S. Нашелся мой дневник и все остальные украденные вещи. Ох, и темная эта история. Жди следующего письма.

5 comments:

  1. вот бы Холли тайно сбежала с мистером Престоном...

    ReplyDelete
    Replies
    1. Матушку бы удар хватил ))))

      Delete
    2. Ну так - все ж с позволения и благословения :) по сценарию удара не должно быть :)

      Delete
  2. Холли - очень находчивая и острая на язык барышня))

    ReplyDelete
    Replies
    1. Что есть, то есть )))

      Delete

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...